Лида Шерафатманд - эксклюзивно для ARTNEWS.ONE: Флоресенсизм в искусстве.

11.11.2016
pic

 

Флоресенсизм - это художественный концепт, являющийся социально и духовно осознанным. Это результат нескольких лет исследований, проведённых художником.

 

Флоресенсизм, как говорит само слово, происходит от латинского “flor” (цветок) и несёт в себе два взаимосвязанных значения:

1)    собственно цветы, являющиеся главным физическим объектом картин;

2)    цветение как метафора, используемая во многих культурах и языках и символизирующая расцвет личности или же всей цивилизации.

Язык цветов в моих произведениях берёт своя начало в картинах художницы Джорджии О’Кифф, в итоге оставившей цветочную живопись. Кроме того, он заимствует толику изящества персидских современных миниатюр Махмуда Фаршчияна (род. в 1930 году), а также обладает особым духовным чувством. Философские изыскания и идеи, заложенные в основу моих работ, происходят из академического социального исследования об учёных, занимающихся вопросами мира и их решением в прошлом (18887-1986) и настоящем и соединяющих мышления Востока и Запада. (Академическое философское исследование было упомянуто в работе под названием “Внутренние миры, внешние отношения” (Лида Шерафатманд, 2012), которая была представлена в качестве открытой лекции в Лондонской Школе Экономики и Политических Наук в 2014 году, в Государственном Музее-институте Семьи Рерихов в Санкт-Петербурге в 2013 году, а также в Гарвардском Университете в 2016 году).

Будучи родом из Персидской цивилизации, в которой поэзия играет доминирующую роль в повседневной жизни и даже в моменты социальной напряжённости, я, очевидно, продолжила традицию поэтического письма. Предлагаю вниманию читателей небольшое стихотворение, выражающее духовное содержание данного вида живописи:

 

 

Флоресенсизм

 

Цветение человека,

Расцвет человеческого потенциала,

Красота человека,

Красота цветения,

Красота цветов,

Цветение человеческого сердца,

Цветок человеческой души,

Цветение человеческого сознания,  

Нежность, 

Нежность цветка,  

Нежность человеческого сердца,  

Нежность человеческой души, 

 

Ободряющее прикосновение,  

Теплота,  

Теплота человеческих отношений,  

Древние корни,  

Корни теплоты,  

Общие корни.  

Корни красоты,  

Красоты природы,  

Красоты жизни,  

Вибрация красоты,  

Вибрация расцвета,  

Сознание, сердце, душа  

И тело  

Цветут... 

 

Лида Шерафатманд, 2016

Я родилась в Иране в 1977 году и, будучи ребёнком, стала свидетелем Исламской революции 1979 года и восьмилетней Ирано-Иракской войны, а позже -  войны в Персидском заливе в 1991 году, незадолго до того как я покинула Иран.

Хорремшехр, мой родной город, был полностью уничтожен войной, а члены моей семьи погибли в бомбёжках или были расстреляны при новом режиме. Видя то, как люди умирают в войне и от расстрелов, я задалась вопросом: почему люди не могут жить счастливо в мире и согласии, петь, танцевать и наслаждаться присутствием друг друга, вместо того чтобы совершать такие жестокие, ужасающие поступки. Мой интеллектуальный поиск ответов на эти вопросы, желание сердца видеть людей счастливыми, а также моё тонкое эстетическое восприятие и страсть к красоте привели меня к той манере живописи, в которой я рисую сейчас.

В процессе поиска своей аутентичности как художницы и формирования более глубокого понимания красоты самой по себе и связи человека с ней, я обнаружила работы профессора Вилаянура С. Рамачандрана об эволюционных корнях искусства и эстетики, о когнитивной науке искусства, а также о неврологических основах человеческого эстетического переживания.

Направление живописи “флоресенсизм” на настоящий момент состоит из восьми столпов своих визуальных характеристик, и эти столпы совпадают с “восемью законами художественного опыта”,  о которых говорится в неврологической теории искусства (2011), написанной В.С. Рамачандраном и Уильямом Нирштайном. Во многом благодаря этой теории я смогла создать визуальную основу своей живописи, способную преодолеть культурные, образовательные, статусные и другие социальные барьеры как у зрителей, так и у меня самой как их создателя, в процессе взаимодействия с произведением искусства.

 

Вот восемь выше названных визуальных характеристик:

1. Умножение цветов

Большое число множащихся цветов, изображённых в  перспективе, дающей изображению глубину, создаёт ощущение роста и обилия. Это скромная попытка создать пространство,  противопоставленное чувству нехватки и страха в экономически неблагополучные времена. Сотни, а иногда и тысячи цветов вселяют в зрителя чувство избытка и изобилия.

2.    Направленность и движение

Повторяющиеся изображения цветов переливаются в определённом направлении; их повторяющиеся формы, помимо создания мягкого ритма, направляют взгляд вглубь, в точку бесконечности внутри картины (об этом подробнее сказано ниже), и назад, к её поверхности. В то же время эти направленность и движение соединяют зрителя с реальным физическим движением, таким образом давая ему чувство прогресса и эволюции, течения и чуда.

3.    Точка бесконечности и сияния

По мере своего отдаления от зрителя, цветы теряют свои чёткие очертания и практически растворяются в белой световой зоне, почти так же как семь цветов радуги, преодолевая свои границы, становятся единым белым светом. Этот мистический свет представляет распространнённое, хотя до сих пор до конца не исследованное явление, выходящее на поверхность каждый раз, когда мы пытаемся проникнуть в глубь вещей. И чем глубже мы уходим от поверхности, тем менее определёнными мы становимся; значения и определения теряют свои определяющие элементы, включая в том числе и сами слова в лингвистике. Этот люминисцирующий, мистический свет есть точка бесконечности, и, таким образом, она сталкивает нас лицом к лицу с нашими общими истоками, нашими глубинными взаимосвязами. Тем самым, различия стираются, если мы заглядываем глубже, и остаётся только одно всеобъемлющее единство.

Можно возразить, почему тогда точка бесконечности не представлена чёрным цветом, подобно бесконечным тёмным  галактикам. Причиной этому служит наше неврологическое архетипическое восприятие цвета как жизни, просветления, как священной, чистой силы, коллективной памяти (А.Мальберг 1987), с которой соединены все люди планеты.  Полная же тьма - чёрный цвет - видится как утеря жизни, потеря надежды и энергии, как конец. Свет представляет собой жизнь, продолжающую саму себя, в то время как тьма представляет собой жизнь, которая подходит к своему концу.  

Точка бесконечности, о которой я говорю и которая представлена в моих картинах - это глубина жизни, которой мы не знаем ни начала ни конца, глубина, не подвластная нашему сегодняшнему пониманию. Поэтому свет - белый свет - открывает её нашему сознанию.  

 

4. Древние символы тепла и красоты

Древние архаические символы тепла и красоты часто проявляются в общей композиции моих картин. Птица-Феникс, перо павлина, Мать Милосрдия фактически присутствуют во всех моих произведениях в той или иной степени. Они воссоединяют зрителя с корнями всего человечества, с общим проихождением всей цивилизации, так как люди проносят в себе сквозь время общую для всех память. Эти древние архаические символы выходят на поверхность в течение долгих часов медитации и танцев, которыми я занимаюсь во время процесса живописи.

5.    Медитативные изображения

В процессе взаимодействия с силой своего воображения и глубинами тишины посредством медитации и танцев, изображение созревает в глазах моего разума таким образом, чтобы оно резонировало с желанием сердца о процветании людей (меня и зрителей). Я также пишу стихотворения к каждому произведению, которые словами описывают момент озарения. Но желание и фокус сердца - это молитва, написанная в картине через изображение. Этот процесс делает картину завершённой, и следовательно, передаёт это медитативное состояние зрителю. На самом деле, картины уже множество раз были использованы в ходе медитаций и йоги, а также при пении молитв различными религиозными группами, для того чтобы помочь участникам войти в контакт с собственным сердцем.

Уильям Блейк писал духовные тексты и сам создавал иллюстрации к ним. Созерцая его работы, я решила интегрировать поэзию в само живописное изображение, хотя у меня есть также и написанные стихотворения.

6. Органическая всеобъемлющая структура

Во многом подобно картинам Джорджии О’Кифф, при близком взгляде на картину цветочный рисунок занимает доминирующее по отношению к общему композиционному рисунку положение. Однако соотношение сил меняется при взгляде на картину издалека, и, хотя повсюду находятся мелкие цветы, общее целое картины представляет собой упрощённую органическую структуру. Эта структура возвращает зрителя к природе и её живым формам. Большинство цветочных форм образуют чувственные линии, напоминающие изгибы человеческого тела.

Цветы сами по себе зачастую считаются символом женщины, и в мире, прикосновение к которому нежной женской руки неимоверно меньше, чем грубой мужской, они приводят в равновесие эти противодействующие силы.

Может показаться странным, что у меня два настолько разных вдохновителя как Джорджия О’Кифф и Махмуд Фаршчиян. Но в действительности, то общее, что притягивает меня как женщину персидского присхождения к картинам обоих художников - это мягкое, чистое, утончённое изображение в них женщины. Махмуд Фаршчиян изображает персидских женщин во всём из изяществе, поэтических манерах и такте, что действительно лежит в основе Персидской цивилизации. Джорджия О’Кифф изображает женщину как цветок, раскрывая через этот образ сакральную красоту природы и приобщая меня к пронизывающей весь мир культуре.

7.    Яркие цветовые палитры

В использованных мной цветовых схемах доминирует яркость затем, чтобы излучать энергию самобновляющейся жизни, обновляющегося духа и свежести.

8.    Контролируемые, но экспрессивные мазки

Во многом подобно миниатюрам Махмуда Фаршичяна, изящное и деликатное использование мазков можно сравнить с точными и грациозными движениями танцора. Танцы, которые я исполняю в паузах между написанием своих картин,  помогают передать этот эффект, так как, помимо духовного самовыражения, в танце я стараюсь также дисциплинировать своё тело, его движения и технику, таким образом оставляя кисть свободной и в то же время держа её под контролем.

Эти контролируемые, но в то же время экспрессивные мазки олицетворяют собой осознанную манеру самовыражения личности; будь то гнев, наслаждение, любовь или обида, чувства не выплёскиваются бездумно на принимающих их людей, которые являются воспринимающей нас средой. Эта манера письма предназначена для того, чтобы показать вежливое и заботливое внимание по отношению к аудитории.

 

Все перечисленные выше восемь столпов систематически обнаруживают себя во всех моих произведениях. И каждый столп - это часть результата включённого в мою творческую работу исследования. Таким же образом, каждое прикосновение кисти к холсту совершено в состоянии сосредоточенности на сердце, уме и теле, достигнутом в ходе медитативных и танцевальных практик, проводимых во время процесса творчества. 

Плоды этого творчества предназначены служить росту и процветанию человеческого потенциала, учить ответственно и осознанно относиться к окружающим как к впитывающей нашу энегетику среде. Кроме того, они призывают к красоте - нашему общему корню, от которого мы по большей мере остаёмся отдалёнными в совсеменном искусстве. Картины вызывают чувства нежности и теплоты и призывают излучать нашу врождённую красоту в окружающий мир, где она будет сливаться воедино с красотой природы. Кроме того, они порождают чувство избытка и полноты, вместо чувства нехватки, вселяющего страх. Это своего рода антитеррористический жест, выраженный языком нежности.

Этот стиль живописи с его медитативными и танцевальными практиками является моим способом излучать красоту, воплощающую процветание человечества, богатство и красоту человеческой души. Призыв к нашему творческому раскрытию есть актуальный ответ на терроризм и экономический кризис нашего времени.

Когда внутри нас царят тревога и страх, в душе всё равно всегда остаётся место для появления благих решений и креативных подходов к проблемам, а также для наслаждения нашей жизнью, личной и общественной. Катастрофы, которые мы наблюдаем в окружающем мире, есть также результат нашей оторванности от природы, так как в погоне за прогрессом мы забыли о важности её охраны и сбережения.

Именно поэтому вместо того, чтобы творить искусство, поднимающие темы жестокости и экологических и экономических проблем,  это искусство и сам процесс его создания уже являются действием, так как они создают благоприятные условия для ума и духа, в которых могут рождаться эти креативные решения и тепло; взаимодействие с картинами вдохновляет человека на развитие и движение вперёд. Картины, воплощающие собой цветение, побуждают цвести человека.

 

Это противодействие терроризму и террористическим атакам, это противодействие нужде и экономическому кризису, это противодействие оторванности от природы, это противодействие угнетению женщин, при котором в общественной сфере так не хватает женской мягкости.

Для того, чтобы найти действенные решения, которые гармонизируют нашу международную обстановку, прежде всего необходимо гармонизировать наш разум. Как говорится в известной преамбуле к конституции ЮНЕСКО: “Поскольку войны начинаются в умах людей, именно в умах людей дожна быть воздвигнута крепость в защиту мира”. Конституция  ЮНЕСКО, подписанная 16 ноября 1945 года, вступившая в силу 4 ноября 1946 года после ратификации её 20 странами: Австралией, Бразилией, Канадой, Китаем, Чехословакией, Данией, Доминиканской Республикой, Египтом, Францией, Грецией, Индией, Ливаном, Мексикой, Новой Зеландией, Норвегией, Саудовской Аравией, ЮАР, Турцией, Великобританией, США.

Состояния разума террора не допускает креативного, безобидного мышления. Картины, помещённые в общественное пространство, становятся частью нашей физической, эмоциональной и интеллектуальной реальности, и таким образом, они, пусть и косвенно, играют роль в формировании окружающей нас атмосферы.

 

Факт того, что цветы прекрасны, свежы и безмятежны, не означает того, что они менее реальны, чем вредоносные бомбы. И хотя последние обладают колоссальной разрушительной силой, которой не обладают красивые цветы, это не делает их более реальными, чем прекрасные стороны нашей жизни. И то, что террор пронизывает сейчас международную арену, совсем не означает, что тепло недостижимо.

Убедительным примером может послужить изобретение самолётов, возможное после того, как человек помыслил, а затем ощутил чувство полёта и стал делать зарисовки и предпринимать попытки того, как можно осуществить это технически. Моё искусство - скромная попытка (можно сказать, молитва моего сердца) сделать вклад в то, чтобы дать людям ощущение цветения человечества и, в конечном итоге, сделать его действительностью. Буть то война, болезнь, голод или необразованность, дух надежды заложен в каждой душе, и с надеждой каждый может найти силу и способы для совершенствования и процветания.

Я рисую тепло и красоту души для публичного показа на международных площадках, стараясь дать больше места и силы красоте (Николай Рерих 1930) и надежде, а не разрушению и террору. И я надеюсь, что сначала в нашем личном, а затем в публичном и международном пространстве мы будем иметь всё больше реального тепла и роста.

 

Автор: Лида Шерафатманд

Август 2016  

Все материалы, фото и видео, предоставлены Лидой эксклюзивно для ARTNEWS.ONE